Часть III

       Дорога часто бежит вдоль железки, то старой, той самой 501 стройки, то вдоль нового полотна, насыпи. 501 стройка…Мертвая дорога… Дорога на костях… Она же Трансполярная магистраль. Железная дорога Чум-Салехард-Игарка, в силу секретности получила номер 501 от Чума и 503 от Игарки. Была попытка строить их друг на встречу другу.
       Это самая грандиозная стройка ГУЛАГа, по оценкам около 100 000 заключенных одновременно работало на ней. Зачем ее начали строить, никто так толком и не смог объяснить до сих пор… То ли глобальные стратегические интересы, не открытые для оглашения, то ли просчеты в анализе развития страны, то ли дурь руководителей того времени, то ли эффективное и эффектное по своей жестокости решение занять десятки тысяч осужденных по политическим статьям…. Всем догадкам есть как подтверждение, так и опровержение. Строили долго, коряво, в никуда, но рапортовали бодро, успешно. Tехнически бездарно и близко к саботажу. 
       То что видно сейчас, подтверждает отсутствие каких-либо изысканий в мерзлоте и основательной геологоразведки. Хочется верить, что это просчеты на местах, а не генеральная линия страны, продолжающаяся гнуться и по сей день, как уложенные 60 лет назад рельсы всех мастей и калибров.
     На маршруте встречаются рельсы, изготовленные в 1884 году, рельсы из Ирана, рельсы, состоящие из метровых кусков и мастерски сваренные в 10-и метровые пролеты, но так никогда и не ощутившие тяжесть паровозных колес… Когда задачи поставлены, а цели определены, то начинаются трудовые будни. Вот их-то мы и прочувствовали сполна. Нет, конечно, махать кайлом на свежем воздухе в 50-ти градусный мороз, страшно трудно, а когда ты знаешь, что так будет 10, 20 лет… то и безнадежно. Передвижение на мотоцикле, целый день, в 30-и градусный мороз, протаптывание тропы в глубоком снегу, дают только предположительное представление о тех страшных трудоднях. Но ощущения врезаются в мозг раскаленным, обжигающим фантазию свинцовым осознанием жестокости бытия… Что это за люди не сломались здесь, не утратили веру и смогли жить в больной стране дальше?!
    Остановка. Ветер. Мороз. Солнце... только вот на воротах лагера у разъезда Щучье оно деревянное... Страна Деревянного Солнца, так заключенные называли часть СССР, где они строили светлое, но не для них будущее… Солнце, сколоченное на лагерных воротах, из досок. Белая кость и черная смерть, прозвали местные жители лагерь, посещенный нами по пути. Странное, аллегорическое название присвоено лагерю за особенность компановки - он поделен на две части, административную и зековскую. Это один и самый сохранившейся лагерь из 200… каждые 10-15 км дороги отмечены огороженным колючей проволокой, прямоугольником, 500 на 600 метров. И в каждом были бараки, собственная кухня, карцер, кладбище, клуб, вышки… Нары, шириной в 70 и длиной в 140 см, 100 литровые чугунные котлы для приготовления пищи, печки из бочек…населяют сейчас эти строения. Все полуразрушено и заброшено… Как и все прошлое в нашей стране. Как будто не было этой страшной истории, как будто не гибли тысячи людей, как будто и не было Страны Деревянного Солнца...
 
 
     Местами сохранившейся периметр из колючей проволоки и вышек, подкашивают колени и заставляют опускать голову, словно для того, что бы не оступиться в глубоком снегу, но это непонимание и ужас происходящего сковывает льдом чувства. Барак, длинная деревянная постройка, обмазанная, заштукатуренная изнутри, разделенная на две части. В каждой половине около 50 человек. В бараках все время какие-то звуки… То скрипят доски, то звякает железо, то кто-то просит закурить, а здесь, у ржавой бочки, некогда бывшей печью, меня попросили подвинуться, к погасшему 60 лет назад очагу…
 
 
     Что здесь было на самом деле?  Проходя среди остатков некогда огромной стройки, ставшей кладбищем,стыдишься даже подогреву визора шлема, не говоря уже о сникерсе в кармане…
     Заходим в карцер. Снимаем подшлемники… На стене вместо цветов оставляем сигареты, ведь кто-то же просил уступить место у погасшего очага…!
       Но никому нет дела до Памятника Эпохи. Все - тлен… все - суета...
       Выпив без тоста, мы двигаемся дальше. Снег, подъемы, разрушенные пути, снег, речки, мостики, снег… 
 
 
      И тут мы все прочувствовали коварность снежной тундры. Вроде светло, вроде зрение неплохое, вроде скорость уверенна, вроде все под конртолем… Но то тут, то там попадешь в ямы, определяемые потряхиванием, тормозишь на ровном месте… Что происходит с мозгом? Зрением? Снег и его отражение съели одно из измерений и мы движемся в 2Д! Дальномер не работает и рельеф дороги исчез! Оранжевый визир помогает, но лишь немного. Бойся самого себя, ибо ты никогда не узнaешь, какой ты в Дороге, пока не выйдешь на нее…
     На этом участке зимника достоинство подключаемого привода коляски и пониженные 5 передач были оценены мною не в полной мере… Пока не началась метель! Стоило чуть стемнеть, как северные ветра принесли снег. Они несли его сверху, снизу, сбоку, опять снизу, опять сверху, опять сбоку. Начались переметы. Это такие снежные холмики, через которые, даже многоскоростные, полноприводные мотоциклы крайне неохотно крадутся вперед без помощи товарищей или Уазиков с хоботами сзади (трос для буксировки).
       А уж как неохотно шоферы этих мотоциклов поднимают стекла шлемов и снимают рукавицы на морозе в -27 и ветре в 30м/с! Ситуация стала развиваться по критическому сценарию. Останавливаться нельзя, но и двигаться в метели и ночи становилось излишне неприятным и трудным. Но становиться лагерем представлялось еще менее возможным. Мы выбирали движение. Пока видимость дороги и трек навигатора позволял имитировать перемещение вперед, мы ехали. Несколько встречных грузовиков обнадежили и придали уверенности в правильном решении. Всю ночь нас проверял Зимник. Всю ночь мы боролись со слабостью характера и глубоким снегом. К утру мы были на обсыпке… в 30 км от Салехарда. (Настоящая дорога уже есть до Аксарки.)
 

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10








Форум К оглавлению Поиск по сайту Архив журнала