Бурятия - другой мир(день третий)

    Встали, умылись, позавтракали. Обнаружив, что мы стоим  у норки суслика, положили ему кусочки овощей и даже перловой каши с мясом. Суслик все подобрал, кроме перловки с мясом – не десантник видимо. А вот Дмитрий соскучился по армейской перловке, судя по тому, сколько ее он закупил в Екатеринбурге.
    Выехали  на сельский асфальт: не погонишь, зато есть на что смотреть. Два километра дороги, два километра село, потом картофельного поля километр и снова деревня. У дворов  мужики сидят, не много же у них работы в среду в 11 часов дня.  На дороге – «Москвичи-412», «копейки»! Меня охватывает ностальгия по «восьмидесятым».

    А названия деревень: «Творогово», «Колесово», «Береговая». Но долина начинает сужаться, приближаются очертания Хамар-Дабана справа и слева хребты противоположного берега Селенги.
    Выходим на трассу и закладываем темп 80-85 км в час, это темп фур. Железная дорога опять рядом ,но уже справа, в отличие от прошлых дней.   

    Местами реку видно хорошо. «Селенга – неслабая река!» - отвлекается  Дмитрий от дороги. Он снова с утра за рулем, снова будет морить меня голодом. Пейзажи становятся горными. Даже серпантин за Старым Татаурово напомнил нам и прошлые перевалы, и удлиненную четвертую передачу КПП. 

    Вот и Улан-Удэ встречает нас постом ДПС с маленькими знаками ограничения скорости (проверка зрения водителей) и симпатичными постовыми.  Больше я милиции в Бурятии не видел.

    Улан-Удэ проходим левобережьем и практически на видим города. Низкие загородные домики – абсолютная противоположность Тюменским и Екатеринбургским коттеджным поселкам.

    Наполнение дороги меняется в пользу праворуких легковых и китайских грузовичков. Дорога на Читу даже постом не обозначена, но обозначена Шаманскими горами – шикарное место!  

    Мы не могли не поездить по Шаманским горам на мотоцикле Урал.  Порой без дороги прямо по холму.

    А вообще-то кое какие дороги здесь есть, но наверное по ним кроме уазиков никто не ездит. Мы на Урале чувствовали себя неловко. Я, старый кроссмен на мотоцикле с коляской, с тревогой забирался по каменистым склонам. Дмитрий то держал коляску, то мотоцикл. Вилка при подъеме разгружалась  полностью и рулить было нечем, приходилось сбрасывать газ. Жаль что фото некому было сделать.  

    Поднимаешься и захватывает дух от высоты, от красоты. Мы за этим и приехали!  На вершину мы на Урале не полезли, оставив его на видимой площадке. Я не мог не одеть свою шляпу, чтобы подняться на Шаманскую гору.

    Ландшафт поражает. Кругом лысые сопки, скалистые горы с редколесьем, а ведь еще часа четыре назад был сибирский лес. Совсем другой мир, и воздух другой, суше что ли! А красавица Селенга, какова? Растительность незнакомая, из знакомого это гвоздики и полевой лук, которым мы не преминули закусить.

    Вот и вершина! Вид шикарный! «Посмотрите налево, посмотрите направо …».

    На вершине Шаманской горы установлен православный крест. Начинаешь спрашивать себя: «Что же русских сподвигло ставить крест на бурятской святыне? Да, неважно мы знаем свою историю». Наверно много людей в прошлые годы и века поднимались на это место и созерцали красоту этой земли. И на вершине многие хотели иметь власть над этой землей. 

     Мысли прерывает порыв ветра, и я держу шляпу. Надо бы вниз. Где-то мы оставили нашего «Коняшку». Спускаемся.

    Спуск на мотоцикле тоже волнует, причем начинаешь понимать, что загрузка мотоцикла для шоссе, это совсем неправильно для горного бездорожья. Дмитрий более уверен: - «А давайте туда?», показывая вправо, в сторону буддийских столбов.

    Я, доказывая, что «мастерство не пропьешь», даю напрямую по склону вверх. Дима держит коляску, получается. Мы улыбаемся.  

 

    На нас смотрят редкие посетители святыни. Место посещаемое, но не вытоптанное. Место для шаманских обрядов, кроме буддийских знаков, украшено оленями!? Возможно, это знак советского времени. Нас больше волнуют бурятские святыни, бурханить мы правда и не собирались и отметились только фотосъемкой. 

    Пересекаем Селенгу и движемся по правобережью на Тарбагатай. Это село первых русских переселенцев.

    Красивое название, не знаю, что обозначает, но это центр поселений старообрядцев. Я как-то не хотел вдаваться в особенности старой веры и повидаться с главой общины, но Дмитрий настоял на встрече с батюшкой Сергием.

    Красивейшее село Тарабагай покоряет крепкими избами, раскрашенными воротами и ставнями. Улочки чистые, никаких зарослей или кривых заборов. Все очень выдержано и аккуратно. Мы быстро находим церковь и музей.

    Батюшка Серий радушен, вовсе не собирается обращать нас в свою веру, поводил нас по музею, подробно рассказал об истории поселения и жизни старообрядцев. Достаточно много говорил о современной жизни, проблемах, политике. Очень быстро проникаешься к нему доверием. Часа полтора общения прошли незаметно. 

    Сергий отсоветовал нам ехать на Кяхту той дорогой, которой мы планировали. Дорога оказалась грунтовкой, но самое главное, мы узнали, что в Кяхту нас не пустят пограничники, а мы не запаслись никакими бумагами. Пообедали в местном кафе, отметив, что как-то много, а «не особо».

    Кардинально планы  менять не стали, но вернулись в Улан-Удэ и пошли на Кяхту через Иволгинск. Состояние дорог неплохое, загрузка небольшая, и мы наслаждались панорамными  пейзажами.  

    В Гусиноозерске заправились по полной и стали решать: - ехать до Кяхты или уходить на Гусиное озеро? 

    Перспектива ночевки у пограничного шлагбаума нас не воодушевила никак, но объявленный пробег Кяхта-Ирбит должен был как-то официально начаться. В дороге здравый смысл несколько отличается от здравого смысла, которым руководствуешься за столом, и, вспоминая этот момент, получается, что Кяхта – это знаковый город, своеобразный рубеж, заявленный мною старт, поэтому надо ехать в Кяхту. А нас там вообще ждут? При подготовке к пробегу отношения с чиновниками меня утомили составлением смет, предложений, спонсорских пакетов и т.д.  

    В итоге все сами и за свои деньги. Что нам дает этот рубеж? До Кяхты меньше ста километров, чуть больше часа езды, но завтра по планам у нас очень непростой день. Мы принимаем решение развернуться и идти на Гусиное озеро. 

    Только уходим с федеральной дороги, как асфальт становится значительно хуже, но и машин значительно меньше.

    Вскоре дорога превращается в грунт, а далее просто в направление. Представьте: дорога, стоит знак, а все едут кто справа с дорогой, кто слева. Причем всегда думаешь, что та дорожка, по которой едешь ты – хуже, чем какая-то другая. Выбор большой, только вот результат один: - сплошная долбежка.

    Всему виной каменистые волны (зуботычины). Мотоцикл долбит и долбит, как на вибростенде, ну и нас, конечно, тоже. Мы то во-о-от  за-а -а  э-э-э-тим-м-м  и ехали, но мотоцикл? А вот пейзажи обворожительны. 

 Боюсь за мотоцикл. Протряслись и вокруг поселка Гусиное Озеро. А километры-то как стали длиннее.

    Поразила замусоренность поселка и его окрестностей. На фоне шикарных гор обыкновенная свалка на несколько километров. Правда, возле озера чисто. Проехали к озеру через железную дорогу по туннелю для ручья. Встаем на ночлег. Все размеренно: палатка, примус и т.д. При осмотре мотоцикла обнаруживаю обрыв четырех длинных спиц. Это дань сегодняшней дороге. Закончился третий день нашего путешествия. Вдруг еще одна неприятность - закончились деньги на наших телефонах. За четыре дня две тысячи рублей, вот это роминг! Третья неприятность пришла SMS-кой: - в Иркутске и Листвянке завтра дождь и похолодание. Это похоже на фронт. А на завтра были планы грандиозные.

    Ложимся спать. Тишина, прибоя почти не слышно.

Начало.

К Байкалу. (день первый)

Вдоль Байкала. (день второй)

Бурятия - другой мир. (день третий)

От Гусиного озера. (день четвертый)

Сквозь дождь. (день пятый)

Двигатель не везет. (день шестой, седьмой и восьмой)

На Енисее. (день девятый)

По Сибири на запад. (день десятый и одиннадцатый)

По Западной Сибири. (день двенадцатый)

Тринадцатый день. Итоги.








Форум К оглавлению Поиск по сайту Архив журнала